Русский Путь - модернизация или консерватизм ?

0
Николай Кофырин аватар

РУССКИЙ ПУТЬ - МОДЕРНИЗАЦИЯ ИЛИ КОНСЕРВАТИЗМ?

Всякая политика требует своего оправдания или хотя бы объяснения.
Ещё недавно утверждали, что никакого специфического русского пути нет и быть не может, а задача России органично вписаться в общемировой трэнд развития. И вдруг недавно партия «Единая Россия» объявила своей идеологией «Российский консерватизм».
Наконец-то партии осознали необходимость хоть какой-то идеологии. Вот только чем отличается «русский консерватизм» от прочего консерватизма, не совсем ясно.

Первый вопрос, который возникает у всех, а что, собственно, консервировать? Что у нас есть такого хорошего, что может пригодиться следующим поколениям, которые будут жить на этой территории земного шара через сто или двести лет? И будет ли тогда ещё Россия?
Что можно консервировать здесь и сейчас? Социальное неравенство? Технологическую отсталость? Системную коррупцию? Многовековой правовой нигилизм?
Люди не хотят консервировать социальное неравенство, нищету и социальную несправедливость.
В обществе, где господствуют настроения катастрофизма, слово «консерватизм» плохо звучит в сознании людей. Поэтому, видимо, и возникла старомодная приставка «русский».

«Российский консерватизм» это идеология для партии или для всей России? Нечто для отвода глаз как очередная программа КПСС?
Кто-то считает, что «Российский консерватизм» это «фиговый листок» российской демократии. Надо же как-то прикрыть свою несостоятельность и просчёты.
Или это очередной идеологический флёр с целью заставить людей терпеть и работать?

Я не политик и не политолог. И потому рассуждаю как обыватель. За свою жизнь я видел множество прожектов власти: хрущёвский «коммунизм в 1985 году», брежневский «развитой социализм», горбачёвская «перестройка и ускорение» с «каждой семье отдельную квартиру в 2000 году»… И потому я настроен скептически.

Всякая государственная идеология возникает, как правило, под заказ.
Известная идеологема «Москва – третий Рим» послужила смысловой основой мессианских представлений о роли и значении России, которые сложились в период возвышения Московского княжества. А известное изречение старца Филофея, которому, якобы, принадлежат слова «Москва – третий Рим, и четвёртому не бывать», были обращены к тогдашнему царю в качестве возвышенной похвальбы.

Проекты меняются быстрее, чем попытки их воплотить. Ещё недавно мы анализировали анонимный «Проект Россия» (если кто помнит таковой). Сегодня – «Российский консерватизм», автор которого опять остался неизвестен.
Политика – это перспективное реагирование на изменяющуюся ситуацию. Черчилль называл политику искусством возможного.
Хорошая политика всегда концентрированное выражение исторической необходимости.

Когда реанимируется идеология консерватизма, это может лишь означать необходимость опираться прежде всего на собственные силы. «Российский консерватизм» напоминает северокорейское чучхе с опорой на свои силы.

«Российский консерватизм» – это признание наличия у России своего собственного пути, или же это просто как русский шоколад?
Лично я всегда утверждал, что у России есть национальные особенности развития, также как у Индии и Китая.

Экономические успехи коммунистического Китая ещё раз доказали, что идея коммунизма не умерла вместе с СССР. Идея не виновата в том, как её воплощают.
Свой путь для России всегда был очевиден, сколько бы мы ни старались походить на Европу.

Ещё недавно признание Россией общемирового пути развития было связано с вступлением в Всемирную торговую организацию. Однако после агрессии Грузии против Абхазии, о вступлении в ВТО пришлось забыть. Нас в который раз обманули: «американские законы» об авторском праве мы приняли, а ВТО так и осталась недоступной.

Россия опять вынуждена искать свой путь. Нет, это не «славянофилы» победили, это «западники» не смогли прописаться в общемировой дом, в котором де-факто мы уже давно живём. Представить себя вне международного разделения труда уже невозможно, как невозможно представить отсутствие картриджей и обновление компьютеров.

В начале каждого столетия происходит «перезагрузка», и всё повторяется снова.
Быть может, консерватизм это идеология XXI века?
Или, может быть, «Российский консерватизм» это глокализация в противовес вестернизации и глобализму?

На Западе существует представление, что в России любят всё «консервировать».
Из истории мы знаем, что время перемен на Руси сменялось длительным застоем вплоть до очередной революции. Как бы новый консерватизм не перерос в очередной застой!

Смею предположить, что особенностью нашего менталитета является недоверие к власти. А потому основным методом решения государственных задач всегда было принуждение.

После любой революции наступает усталость с требованиями «хватит революций, требуем порядка». Вот только сможет ли власть обеспечить это спокойное эволюционное развитие в условия нарастающего отставания России?
Экономическое чудо Японии и Германии после второй мировой войны было связано прежде всего с изменением их политической системы, перестройкой всей жизни общества, с новыми надеждами и свободами.

В то время как президент призывает к модернизации, Госдума говорит о необходимости консерватизма. В России всегда царь-новатор боролся с консервативной думой за модернизацию страны.

Необходимость модернизации проистекает из неудовлетворённости действительностью. По последним данным Россия занимает 53 место в мире по качеству жизни.

Как и в животном мире кто-то на вершине пищевой пирамиды, а кто-то внизу (кто-то ест, а кого-то едят), так и в человеческом сообществе, кто-то живёт, а кто-то прислуживает. Россия пока что внизу этой пирамиды. Задача в том, чтобы подняться.

Итак, «Россия, вперёд» или «Россия, стоп»?
Модернизация или консервация?
Или, может быть, «Русский путь» это модернизация через консервацию? модернизационный консерватизм? или, может, консервативная модернизация?

Дело, разумеется, не в названиях, а в реальных достижениях.
Понятно, что модернизация и консерватизм не исключают, а взаимно дополняют друг друга.
Надо взять лучшее из традиций и обогатить их новациями.

Но какое общество мы хотим создать: богатое или справедливое?

О проблемах традиций и новаторства я писал ещё будучи студентом юридического факультета в научной статье журнала «Вестник Ленинградского университета».
После того, как меня не приняли на философский факультет, я посещал там вольнослушателем лекции различных преподавателей. По субботам в 150-й аудитории лекции по «критике современного антикоммунизма и ревизионизма» читал доцент Ю.Н.Солонин (ныне декан философского факультета и член Совета Федерации).
Запомнилось, как на одной из лекций (судя по сохранившимся конспектам, это было в начале ноября 1981 года) доцент Солонин с сожалением рассказывал, как в своё время не познакомился с стажировавшимся на факультете Ричардом Пайпсом, ставшим впоследствии советником по национальной безопасности в администрации президента Рональда Рейгана по вопросам политики СССР. Именно Ричард Пайпс стал одним из разработчиков идеологии неоконсерваторов, с которой пришёл к власти Рональд Рейган. Именно об этой идеологии неоконсерватизма тогда рассказывал Ю.Н.Солонин. Спустя двадцать лет он стал основателем «консервативного клуба», и судя по всему, одним из разработчиков идеологии «российского консерватизма» для партии Единая Россия.

Я заметил, что свободные мыслители почему-то перестают свободно мыслить, как только становятся депутатами.
Один журналист, побывавший на всех съездах партии «Единая Россия», отметил на последнем съезде закономерность: по одиночке многие делегаты вполне вменяемые люди, но когда собираются вместе почему-то очень напоминают КПСС.

Я рад, что не пошёл в политику, хотя и была возможность. Ведь я учился у Анатолия Собчака, и сотрудничал с его правительством, создавая службу гражданской взаимопомощи. Но Бог спас меня и помог выйти на предназначенный путь.

На последней конференции «Дни петербургской философии 2009» мне удалось побывать на секции «Консерватизм: альтернатива или перспектива», которой руководил профессор московского университета А.Г.Дугин, руководитель «центра консервативных исследований» на философском факультете МГУ.
Там я задал вопрос: в какой степени наша география северной страны влияет на консервативную политику и философию?
И получил ответ. Сильная власть в России всегда была необходимостью. 2\3 исторического времени Россия провела в войнах. Протяжённость нашей огромной территории требовала сильной власти.

Да, у России самая протяжённая территория преимущественно северного характера, трудного для выживания; самая большая сухопутная граница с самым большим количеством граничащих стран; множество наций и народностей с различным вероисповеданием. Россия владеет 30 процентами мировых природных ресурсов при 2 процентах населения земного шара. Необходимость выживания в суровых климатических условиях и в постоянных войнах воплотилась в русской национальной идее – СПАСТИСЬ МОЖНО ТОЛЬКО ВМЕСТЕ!

Политики считают себя реалистами и прагматиками до мозга костей, утверждая, что людьми правит страх и голод. Но это не вся реальность. Люди способны погибать и за идеи.

Всякая власть придумывает себе оправдание, выдумывая идеологический флёр, прикрывающий механизм реальной власти. Реальная политическая жизнь не всегда совпадает с провозглашаемыми политическими лозунгами. Фактор сохранения власти часто оказывается наиважнейшим.
Держатели власти всегда хотят законсервировать статус-кво. Не хотелось бы только, чтобы эпоха «российского консерватизма» стала походить на «эпоху застоя» «развитого социализма».

Консерватизм в современном глобальном мире губителен.
Мир развивается стремительнее, чем какая-либо политическая или экономическая теория. Самые многообещающие прогнозы не сбываются.
Налицо кризис материализма. Люди живут в конечном итоге не ради повышения зарплаты и житейского комфорта. Материальные стимулы постепенно обесцениваются.
Есть в человеке ещё что-то, что заставляет его жертвовать бытовой устроенностью ради требований совести. Не все готовы ради богатства продать свою душу.

Налицо кризис прагматизма. Прагматизм это идеология личной выгоды. Потому прагматизм неизбежно приводит к конфликту интересов, а значит – к войнам. В глобальном мире это духовный тупик!
Даже у греков Гермес никогда не был главным богом. Личная выгода никогда не была приоритетом.
Экономисты давно уже установили, что человек способен осознанно поступать для себя невыгодно. Есть что-то в человеке, что заставляет его жертвовать собой.
Ещё Адам Смит в 1759 году в книге «Теории моральных чувств» писал: "Каким бы эгоистичным ни казался человек, в его природе явно заложены определённые законы, заставляющие его интересоваться судьбой других и считать их счастье необходимым для себя, хотя он сам от этого ничего не получает, за исключением удовольствия видеть это счастье".

Да, мы живём в урбанистических джунглях по природным законам конкуренции. Но мы всё же люди, и существуем не только по законам джунглей, но и по божественным законам.
Человек не только физическое, но и духовное существо.
Человек горизонтален, но ещё и вертикален!

На жизнь людей в конечном итоге в гораздо большей степени оказывают влияние Идеи, нежели материальные стимулы.
Или человек лишь животное, пусть даже и политическое?
Запад считает, что человека можно и нужно улучшить. А Восток – что это невозможно.

Человек в гораздо большей степени животное, нежели нам хотелось бы казаться.
Животные механизма сплочения оказываются более сильными, поскольку природные!
Новая этика корпоративных сообществ предполагает, что любая команда строится по принципу личной преданности; и если ты чужой, будь ты хоть трижды гениален, ты никогда не станешь своим и не получишь поддержки команды.

Цель любой власти – прежде всего сохранение своей власти. На втором месте – организация порядка. На третьем – по возможности, развитие государства и общества. Поэтому, как только возникает элита (во втором поколении аристократия), так сразу же надо бить в набат, поскольку интересы элиты состоят в сохранении своего господствующего статус-кво. Это погубило Древний Рим, это привело к Великой Французской революции, это же породило Октябрьскую революцию 1917 года в России. Интересы элиты не в совершении реформ, а в упрочении своего положения, в консервации существующей социальной структуры.

Политолог Гейдар Джемаль, с которым мы познакомились на конференции «Дни петербургской философии», считает: «Главное, что хочет мировая элита, это исключить исторические риски для себя и своих властных преемников. То есть исключить проблему исторического кризиса. А Россия есть воплощение исторического кризиса. В ней этот исторический кризис не только был, но продолжает оставаться в качестве того отрицательного факта, что здесь уничтожена традиционная суперэлита. … Вера в онтологическую элиту, которая имеет природные права управлять историей, управлять вверенным ей человеческим стадом, это на самом деле вещи гораздо более опасные и гораздо более худшие, чем фашизм».

Люди мыслят примитивно. Они хотят жить в покое. А правда разрушает. Если открыто говорить правду, то народ поднимется на восстание. Народ нужно успокоить. И без лжи здесь не обойтись. Поэтому власть обязана врать!
Обман в политике заключается в том, что мы обещаем всем улучшение. А правда состоит в том, что можно улучшить жизнь только определённой ограниченной категории граждан. Но если политик будет говорить эту правду, он не получит необходимого количества голосов. На выборах все обещают говорить правду, а как только приходят к власти, врут без ограничений. Для сохранения власти приходится говорить ещё бόльшую ложь. Неудачный политик не обманщик — он просто не сумел». (из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература http://www.newruslit.nm.ru

Я могу понять честолюбие политика, желающего сделать свою страну лучшей в мире.
Но для народа не важна форма правления – монархия это или республика – важно, есть ли улучшение качества жизни. Вопросы режима правления важны для философствующих интеллектуалов.
Народ проголосует за то правительство, которое обеспечит наиболее высокий уровень жизни.

Вопрос сегодня не в том, кому принадлежит собственность, а кто ей лучше управляет.
Фактически в мире идёт борьба за более эффективные методы руководства.
Если мы не сможем эффективно использовать в интересах всего человечества находящиеся на нашей территории природные ресурсы, нас сметут. Поэтому и необходима модернизация!

Разумеется, я за модернизацию. Весь вопрос – за какую именно, и какой ценой?
Модернизация будет лишь тогда успешной, когда будет проводиться с учётом особенностей национальных традиций и менталитета. Примером могут служить коммунистический Китай, а также императорская Япония.

При проведении модернизации в России нужно, на мой взгляд, учитывать следующее:
1\ априорное недоверие к власти у нашего народа
2\ тягу нашего народа к правде и справедливости
3\ ценностные ориентиры, сформированные православной верой
4\ приоритет духовных ценностей над материальными
5\ сплочённость нашего народа и его пассионарность

У нас своя история и своя культура, а значит, и свой путь. Русским, возможно, более чем кому-либо, нужна свобода, они ищут равенства, а не равноправия, свободы духа, а не свободы желаний, свободы без удобства, свободы от удобств и от выгоды.
Русский — это не национальность, это мироощущение! У нас душа ребенка! По сравнению с другими нациями мы словно застряли в детском возрасте. Понять нас трудно, как трудно взрослому вернуться в детство. И не ищите в России того, что есть на Западе. Россия никогда не будет страной комфорта — ни материального, ни духовного. Она была, есть и будет страной Духа, местом его непрекращающегося поединка за сердца людей; и потому путь её отличен от других стран.
Россия спасётся духовностью, чем удивит мир; спасёт и его и себя!»
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература http://www.newruslit.nm.ru

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.narod.ru