ПОДЛИННО РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК - КТО ОН?

0
Николай Кофырин аватар

Кого можно назвать подлинно русским человеком? Существует ли «стандарт русского человека»? Недавно этот вопрос обсуждался на семинаре «Русская мысль» в Русской Христианской Гуманитарной Академии. С докладом выступил к.ф.н. доцент Алексей Алексеевич Государев.

Как-то европейские послы спросили российского императора, что же такое русский человек. Император указал на башкир, калмыков, татар. «А где же русские?» – спросили его. «А все вместе они и есть русские», – ответил император.

По энциклопедии «русские – это восточнославянский народ, объединённый общей историей, культурой, языком и этническим происхождением».
Численность русских в мире в настоящее время составляет 150 миллионов человек. На 1 января 2011 года в России из 141 миллиона населения около 80% составляют русские.

Сегодня русских невозможно определить как нацию. Есть лишь россияне – кто живёт в границах России, знает и воспроизводит язык, культуру, историю и традиции данного государства.

Русские – единственные, которые определяют свою национальную принадлежность именно по нации, а не по стране проживания, региону и т.д. Русские – везде именно русские, между тем как многие нации имеют внутреннее деление на "подвиды" (например, немцы/пруссы, итальянцы/сицилийцы).

Русским можно оставаться и будучи немцем, и американцем, и даже африканцем. Потому что «русский» – это прилагательное (как и слово «хороший»). А значит, и башкиры, и татары, и калмыки, и чукчи – всё это хорошие русские люди!

Прилагательное всегда идёт в связке с существительным. Поэтому существует русский язычник, русский православный, русский рабочий, русский программист, русский художник, русский путешественник, русский немец, русский американец…

Древнерусское прилагательное русьскъ(-ыи) образовано от корня рус- с помощью суффикса -ьск-, который образовывает производные от названий местности. Рус(с)ы, россы, россияне, великорусы.

Ещё в арабских и греческих источниках IX века встречается краткая форма рус/росс. Под влиянием же греческого языка в XVI—XVII веках в русском языке возникает книжная форма россы (прилагательное росский). В XVIII веке слово россы получает окончательное оформление в «русифицированной» форме россияне (другие редкие варианты: российцы, российщики, и прилагательное российский). Однако это слово обозначало не жителей или подданных Российской Империи, а отмечало именно этническую принадлежность к русскому народу.

В XVIII—XIX веках был введён новый коллективный этноним русские, которым обозначали сразу все три восточнославянских народа. Русь – было одновременно названием государства восточных славян.

С середины XIX века получает развитие разграничение россиянин как принадлежность к государству, и русский (человек, язык) как принадлежность к народу. Также в XVII—XIX веках оформляется теория о делении русского народа на три ветви: великорусов (великороссов), малороссов, белорусов. С 1920-х гг. русскими стали обозначать лишь великорусов.

Согласно Г.Вернадскому, термин «русь» является заимствованным из аланского языка VIII века, где «рухс» обозначает «светлый».

В большинстве мировых языков используется корень рус-. (Русь, русин, русак, русский). Поэтому правильнее было бы назвать страну РУссия, что и делают иностранцы.

У западного обывателя сформирован стереотип, что русский это или пьяница, или бандит. Гоголь известно как описал русских в поэме «Мёртвые души». В изображении Чехова русский интеллигент это фрустрирующий неудачник. Достоевский говорил: широк русский человек, я бы сузил.

Русским свойственно биполярное мышление. Нас постоянно бросает из одной крайности в другую. Потому, наверное, и промежуточного «чистилища» у нас нет: или сразу в рай, или в ад.

То, что я русский, ещё не означает, что я чем-то лучше или хуже представителей других национальностей.
Все споры о национальной самоидентификации на самом деле завуалированная стратегия «разделяй и властвуй».

Национальные государства придумали элиты с целью беспрепятственной эксплуатации проживающего в нём населения. Это они устраивали войны для защиты своих интересов. Воевали элиты, а гибли люди! Число гражданских войн превалирует над числом войн межгосударственных. Причём подавляющая их часть велась на межнациональной и религиозной основе.

Европа постепенно отказывается от политкорректной мультикультурности. Уже пропагандируется растворение представителей других наций и культур в доминирующей культуре так называемой «титульной нации».

Я не против патриотизма. Хотя есть мнение, что патриотизм – это прибежище негодяев.
Патриотизм – это любовь к своим. Шовинизм – ненависть к чужим. Национализм – это национальный эгоизм. Фашизм – превосходство над всеми.
Под знаменем идеи «национального (расового) превосходства» уничтожались другие народы.
Националистический лозунг «Германия превыше всего» привёл к развязыванию второй мировой войны.

При всей заманчивости лозунга «Россия для русских» на деле это абсурд, потому что как определить, что же такое «русский человек». Может быть по строению черепа?

Можно отметить следующие признаки, отличающие русских от западноевропейских популяций: более светлая пигментация; доля светлых и средних оттенков волос и глаз повышена, доля тёмных— снижена; пониженный рост бровей и бороды; умеренная ширина лица; преобладание среднего горизонтального профиля и средневысокого переносья; меньший наклон лба и более слабое развитие надбровья.

На недавней конференции «Дни петербургской философии 2010» профессор К.Х.Момджян (зав.кафедрой социальной философии МГУ) утверждал, что специфика «русского человека» есть, это факт.
Различие западного и российского менталитета как факт существует; различия эти серьёзные, их нельзя недооценивать. Если в западном менталитете видна способность договариваться, то в нашем менталитете обнаруживается скорее противоборство.
Особенности российского менталитета в следующем:
1\ российская культура связана не с изменением мира, а себя в мире.
2\ русским свойственен коллективизм и общинность, микроколлективы на основе личной связанности. Внутри этого микроколлектива встречается способность «поделиться последней рубахой». Но не ради государства или всей России.
3\ у нас человека рассматривают как клеточку единого целого.
На Западе особый рассудочный коллективизм основан на принципе «сделай благо ближнему, чтобы он сделал тебе».
Мы стремимся на Запад не потому, что Запад хороший, а потому что альтернатива хуже.
У Запада два преимущества: 1\ эффективность общественного производства, 2\ институт личной свободы.
Россия не Запад и не Восток, а всегда мост между ними.
Да, мы держим путь на Запад, но не должны забывать, что живём в России. В этом вся тайна наших проблем: идти на Запад и не забывать, что мы русские.

ПО МОЕМУ МНЕНИЮ, национальность, в метафизическом смысле, вещь проходящая. На Страшном Суде не будет ни эллина, ни иудея.
Если этносы это реальность, то национальные государства – выдумка правящих элит для эксплуатации народов, проживающих на данной территории.
Ещё недавно нам предлагали философствовать о «советском народе», сейчас о «народе российском».

Россиянин – тот, кто имеет гражданство России. А «русский» – это тот, кто идентифицирует себя с русской культурой и живёт по традициям русской культуры.

Если западный обыватель стремится к счастью личному, то русский к счастью всеобщему.
Западные люди «каждый за себя». А в России мы давно уже поняли, что СПАСТИСЬ МОЖНО ТОЛЬКО ВМЕСТЕ! – в этом суть «Русской Идеи».

Надо рассуждать не с позиций интересов одной нации, а с общечеловеческих позиций.
Ни одна держава ещё не смогла осуществить своих планов мирового господства, зато рушилась сама от невыполнимости этой своей миссии.
Любая претензия на мировое господство, какими бы благими прогрессивными целями она не оправдывалась, всегда неизбежно приводила к войнам.

Политолог Д.Хелд говорит о тенденции отмирания национального государства в глобальном мире. Национальный суверенитет становится помехой на пути транснациональных корпораций, производящих раздел мира и фактически управляющих миром; и национальные правительства для них как пятое колесо в телеге.

Наряду с глобализацией возникает глокализация, как компромиссная стратегия, предлагающая создание новых производств в регионах и подстраивание под потребности покупателей и вкусы потребителей.

Налицо стремление малых народов к самосохранению через создание национальных государств. В больших многонациональных государствах и мегаполисах возникают крупные диаспоры, стремящиеся защитить свои традиции, язык и культуру от засилья культуры титульной нации.

Почему-то этносы не хотят растворяться в общемировой культурной «каше», терять собственную идентичность. Человек хочет быть частью всеобщего человечества, принадлежа к сообществу особенных и сохраняя при этом свою неповторимость, индивидуальность.

Галина Старовойтова (известный политик и социолог, с которой я был лично знаком по работе в Ленинградском Университете), сравнивала создание единой общности «советский народ» и «американский народ» с процессом варки супа, когда в итоге всё равно получается винегрет. То есть полного растворения в единую общность не получается – каждая нация стремится сохранить свою уникальность.

Не является ли стремление наций к обособлению и самосохранению подтверждением гипотезы Бориса Поршнева о причинах расселения людей по планете вследствие непереносимости для психики чужого внушения (как реакция на суггестию возникает контрсуггестия)?

Год назад я участвовал в работе II культурологического конгресса «Культурное многообразие: от прошлого к будущему». Меня, как и многих, волнует проблема РУССКОГО МИРА. Разумеется, это понятие не столько территориальное, сколько этнокультурное.
Русский и россиянин понятия близкие, но не синонимы. Русский может и не быть россиянином. А не россиянин может быть по духу, по ментальности русским.
Если на территории Российской империи проживал каждый седьмой житель планеты, то сейчас в России проживает каждый пятидесятый!
Русский язык является четвёртым по распространённости в мире. 300 миллионов считают его родным.

Если вспомнить слова Мартина Хайдеггера о том, что «язык – это дом бытия», то неслучайно, что лишь русский – прилагательное, тогда как остальные нации – существительное.

После того, как в паспорте исчезла графа «национальность», встал вопрос, как определить свою национальную принадлежность. Ведь указать при переписи можно всё что угодно. Например, что мама – русская, а папа – … юрист.
Теперь нет графы национальность в паспорте, а указывается только гражданство. Так что я теперь не русский, я россиянин, то есть живу в России.

Иногда мне говорят, что я похож на татарина, другие спрашивают, не еврей ли я. Да так ли это важно, русский я, татарин или еврей. Если верить, что арап Петра Великого из царского эфиопского рода, ведущего свой род от царицы Савской, которая жила с царём Соломоном, то, возможно, и Пушкин был еврей.

Человек – существо программируемое. В какой культуре он вырастет, тем и будет себя называть, независимо от цвета кожи. Потому, россиянин, рождённый русским, может стать американцем, и американец может быть русским.

В теории для определения гражданства существует «принцип земли» (по месту рождения) и «принцип крови» (по гражданству родителей). Когда отец – русский, мать – еврейка, родился в Санкт-Петербурге, учился в Лондоне, работал во Франции, в Португалии, в Испании, в Израиле; имеет двойное гражданство (израильское и российское); любит русскую литературу, считает себя человеком верующим, но никакого определённого вероисповедания не придерживается, – кто он со всем этим по национальности?

Одни говорят: где твой дом – там и родина. Другие говорят: где хорошо – там и родина.
Если я перееду жить в Америку, стану ли я американцем или останусь русским? Или, может, стану русским американцем? Наверное, это не просто смена национальной принадлежности, а перемена мироощущения.

Многие эмигранты «первой волны» так и не прижились на Западе, не потеряли своей русскости, не сменили мироощущения. Да и как его сменишь? Это же не одежда, не паспорт, не дом, – это состояние души! Владимир Набоков так и остался русским писателем. Иосиф Бродский на вопрос, кем он себя ощущает, ответил, что он русский поэт, англоязычный эссеист и гражданин Соединённых Штатов.

Чем больше я путешествую, тем более ощущаю себя гражданином мира. В России меня принимают за православного, в Египте за мусульманина, в Финляндии за протестанта. Но так ли уж важно, кто я? Гораздо важнее, какой я.
Я русский гражданин Мира!

Тот, кто говорит, что в России живётся плохо, тот мало путешествовал. Даже слепой не может не почувствовать явные изменения к лучшему в нашей повседневной жизни. Когда я возвращаюсь из магазина, то всегда вспоминаю конец советских времён с карточной системой и драки в очереди за водкой.

Дело не в том, хорошая или плохая у тебя Родина, важно то, что она ТВОЯ!
Я люблю свою Россию независимо от смены политических режимов.
Ругать свою страну, всё равно что ругать свою жену и тем самым себя самого.

Вслед за Чаадаевым, я бы мог повторить: «Я предпочитаю бичевать свою родину, предпочитаю огорчать её, предпочитаю унижать её, только бы её не обманывать»!

Марина Цветаева писала: «Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови».
«Русский — это не национальность, это мироощущение! У нас душа ребенка! По сравнению с другими нациями мы словно застряли в детском возрасте. Понять нас трудно, как трудно взрослому вернуться в детство. И не ищите в России того, что есть на Западе. Россия никогда не будет страной комфорта — ни материального, ни духовного. Она была, есть и будет страной Духа, местом его непрекращающегося поединка за сердца людей; и потому путь её отличен от других стран. У нас своя история и своя культура, а значит, и свой путь. Быть может, судьба России в том, чтобы страдать за всё человечество, освобождая народы от засилья зла на земле. Жить в России — значит нести ответственность за судьбы мира. У каждого народа свой путь и своя судьба. Россия была и будет страной свободного духа. Это место - где познается Судьба. Поэтому в Россию можно только верить».
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

А как Вы определяете русского человека?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru