Знакомство. (отрывок из "Восхождения").

0
Vjacheslav аватар

...Посидеть в кафе «Йома» в Майори в те времена, не имея блата, было достаточно сложно и, без уверенности, что туда попадешь, занимать очередь еще днем.
Не обошлось без анекдота и здесь.

Наталья провела нас вечером через служебный ход. Она с удовольствием отказалась бы от моего с Толиком присутствия, но мы были друзьями еще не окольцованного Райта. По его просьбе официантка попробовала закрасить кофе спирт, принесенный с собой. Такое я видел впервые. В середине графина в бледно желтой жидкости вырос коричневый коралл. Нас это не смутило, полюбовавшись, разболтали получившийся напиток и приступили к выпивке и закуске. Я продемонстрировал компании, чему научился еще в армии. Залил в рот стопку горящего спирта. Райт, только дня три назад сбривший бороду, попробовал повторить фокус, но очень неудачно. Взял он не стакан, а фужер, стал пить подожженный спирт и часть его полилась мимо рта по щекам. Наталья, сидевшая рядом с ним, попыталась сдуть пламя. С гудением огонь разгорелся еще больше. Догадался Райт отвернуться и закрыть лицо ладонями. С неделю после этого он проходил с красным от ожога лицом, но в тот вечер от какой-либо медицинской помощи стоически отказался и застолье продолжилось.

Изрядно выпив и закусив, я стал оглядываться по сторонам в поисках партнерши. Оркестр играл, танцы в самом разгаре, а ублажать Наталью вовсе не хотелось, это была обязанность Райта.

Она сидела через столик от нас. Сказать, что красива нельзя. Открытое симпатичное, улыбчивое лицо, да больше поблизости от нашего стола и глаз положить было не на что. Трое, сидящих за ее столиком, кавалеров не стали возражать, когда я пригласил Люду на танец. Я был уже пьян и с танцами у нас получилось не очень изящно, я даже пару раз наступил ей на ногу. Но она, маленького роста, с прекрасной фигуркой, помещалась в моих объятьях как-то очень уютно. Успели мы познакомиться, обменяться телефонами и разошлись, каждый со своей компанией.

Милые женщины, встречавшиеся на моем пути, простите меня за обиды.
Я вас всех люблю.
Вы меня научили многому и я благодарен вам. И тем, кто дарил любовь, не меряя, и тем, кто имел корыстный интерес. Не исключая и тех, кто кроме прочего награждал меня гонореей и лобковыми вшами.

К моменту знакомства с Людой, я уже можно сказать, был повязан.
Много времени проводил с красивой девушкой соседкой из интеллигентной еврейской семьи. Гостевал на их даче в Баложи. Она мне помогла при поступлении в техникум, позанимавшись перед экзаменами со мной русским.
В свою будущую тещу я был просто влюблен. Приветливая, доброжелательная, тактичная, умная, веселая, даже озорная. Прекрасный музыкальный педагог. В день ее рождения вся квартира была заставлена букетами и корзинами с цветами от благодарных учеников, многие из которых были лауреатами различных конкурсов.
Иринкин отец протежировал меня на ту первую работу в рыболовецком колхозе и, чувствовалось, что это только начальная ступенька моей будущей карьеры.
Мои родители стояли в очереди на новую квартиру и шли разговоры, что наша двухкомнатная в случае моей женитьбы отойдет мне.
Будущее рисовалось таким безоблачным и стабильным, но оказался я, и остался на веранде ветхого деревянного домика в Майори. И виной тому была Людмилина любовь.
Позвонила она мне через несколько дней после нашего знакомства, когда я уже начал забывать о том вечере.
Сейчас восхищаюсь её интуицией. Как она смогла разглядеть в том распиздяе отца своих детей?

Отдалась она мне без всяких предварительных условий, в отличие от Ирины, которая, какими бы бурными, глубокими и продолжительными ни были ласки, головы не теряла. Как говорят в народе, после свадьбы хоть ложками, а до свадьбы ни-ни.
Это было так не похоже на мою уже расписанную по нотам жизнь.
Убогость обстановки квартиры, вопиющая неаккуратность и отсутствие элементарных удобств. Неграмотная, крикливая теща дворник. Стабильно знающая, как и чем, все должны жить. Воинствующий противник любого алкоголя, похоронившая за десять лет до этого мужа, угодившего по пьяной лавочке под машину.

Люда была девушкой очень энергичной и очень самостоятельной, но со мной кроткой, слушала и слышала меня, готова была пойти за мной, куда бы я ее не повел. Осаживала свою маму, когда мне не нравились ее попытки влезать в нашу жизнь. Она прощала мои шалости на стороне. Полностью поменяла образ жизни, окружение, работу, только, чтобы угодить мне. Подчиняясь моей безответственности, покорно шла убивать наших детей в абортарий.
И не пугали ее никакие сложности и трудности.

Изначально сотворены отношения,
Не только как половые сношения.
Это – когда заквашены в одном тесте
И радость жизни хлебать ложкой вместе.

Жена, да убоится мужа своего. Не мог никак осознать и прочувствовать фразу Библейскую. Не укладывалось в моей голове, почему замужняя женщина должна жить в страхе перед своим мужчиной, ведь в той же Библии сказано: «Боящийся не искушен в любви».
Человека, пришедшего к любви, оставляют страхи. Значит – это о том, кто еще или уже вне любви. Начало потихоньку укладываться. Вернее, с этим четверостишием, пришло воспоминание, как Люда замешивала тесто. Даже в холодильнике оно продолжало лезть через края миски.

Без узды информации энергия прет безвекторно во все стороны, как тесто из квашни. Но если тесто - субстанция животворящая, то энергия без терпения, вне смирения и прощения, порождая безответственность, превращаясь в гордыню, давит своей серостью все на своем пути и несет разрушение.

Еще одно осмысление понятия из русских традиций - уважение к мученикам, особенно чувствующееся в звучании слова великомученик. А ведь в основе лежит простой корень – ученик. С этим пришло осознание еще одной непонятки из Библии, почему женитьба на разведенной считается грехом. Не сумев пройти школу прощения и покаяния, не научившись любить, не выдержав экзамен перед Богом на звание Женщины с одним мужем, она, утвердившись в гордыне своей, с еще большей силой несет разрушение дальше.

Человек, находящийся в ложном информационном пространстве и, не имеющий истинных ориентиров - пылинка, носимая непредсказуемыми воздушными, потоками. Такой песчинкой, прожив почти четверть века, был я. Прочитанные мною книги соцреализма, романтические, фантастические и прочие, заваривая неудобоваримую кашу в голове, никак не увязывались с моей реальной жизнью. Призывы официоза совершенно не трогали и только вызывали неприятие. Попытки прибиться к какому-нибудь берегу, найти своих, какую-либо опору в жизни, тоже не приносили каких-то особо радостных результатов.

Как снег на голову, вдруг исполняется мечта мастурбирующего подростка. Предыдущие опыты с женщинами достаточно легко начинались, с еще большей легкостью и заканчивались. А здесь в обмен на обладание женщиной, нежная забота, как о ребенке, вера в меня. Не избалованный до этого вниманием, весь в соплях идеализаций и комплексов, без веры и любви, я эгоистично полоскался в этой заботе, как воробей в луже. Постепенно растрачивал Людмилину любовь и до-верие, терял мужское начало и, взращивая в ней гордыню, сам превращался в привычный предмет обихода и персонаж анекдота уже из жизни семейной.
Написал слово доверие через дефис, чтобы лучше прочувствовать мною полученный, но не оправданный до поры аванс.

Бой-баба – женщина-мальчик.
Бой-баба – этим сваи бить.
Нос в табаке, вина стаканчик.
Казалось бы, с такой жить, не тужить.

Покровительственное: «Зайчик»,
Но, как не пытайся изворачиваться и хитрить,
Не вздумай засунуть в рот пальчик,
За все в этой жизни надо платить.

А расплачиваются не только мальчики и девочки,
К концу жизни сидящие на скамеечке.
Это болото засасывает детей и внуков,
Уходят люди с вонью чмокающих звуков.

Людочка, милая моя, единственная моя!
Прости меня.
Я тогда, больше тридцати лет назад, еще не умел и не мог ответить, одарить тебя любовью, я был нищ. Это ты была королевой и по-царски щедра. Ты дарила, не меряя, не подсчитывая барыши.
Восхищаюсь тобой, твоей энергией и интуицией. Ведь верила и знала твоя сущность, когда сам еще даже не догадывался, что смогу я стать и Мужем твоим, и Отцом детей твоих.
Прости меня, что не верил, не любил, говорил пустые слова и позвать мне тебя было некуда.
Прости, что, при тогдашней толстокожести и неблагодарности своей, не смог прочувствовать и осознать твою любовь.
Прости за шоковые, драконовские методы, к которым временами приходиться прибегать сейчас, чтобы свернуть шею твоей непомерно возросшей гордыне. Выросшей на почве моей безответственности, из-за моей безалаберности.

Ненавижу в тебе гордыню.
Не приемлю твои нытье и лень.
Этой серостью мажешь, Бог знает,
Может последний прекрасный день.

Прощаю и я тебя за гордыню и пока еще непокаяние, за забвение звания-должности Человека, Жены, Матери.
За то, что заразила этой проказой нашу дочь и та теперь в неприятии отца, не может быть счастлива ни с одним мужчиной. За сына нашего, который, глядя на тебя, не хочет услышать отца и живет в суете и комплексах.

Прощаю за то, что при всей твоей громадной энергетике, не хватило в тебе терпения, терпимости, прощения и превратилась ты из королевы в торговку и кухарку.
Прощаю за предательство своей любви.
У людей принято за гораздо менее тяжкие преступления лишать жизни.
Я же тебя не только прощаю, я тебе бесконечно благодарен. Не останься я тогда на твоей веранде, не потянись я за твоей любовью, неосознанно, как росток за солнцем, кто знает, смог бы я сам в этой жизни почувствовать, что это такое - любовь?

Скорее всего, был бы респектабельным, добропорядочным гражданином Латвии и, как говорится сейчас, под самую завязку прилично упакован. Наверняка уже посетил бы и Тель-Авив, и Нью-Йорк, и Париж, не говорю о Турции. Имел бы теплый ватерклозет и все принадлежности к нему.
Наверняка был бы постоянным, прилежным пациентом заботливых и старательных врачей, в лечении того букета заболеваний, что люди считают неизбежным в моем возрасте.
Но смог бы я найти себя, прийти к Богу?
Не уверен.
Зато сейчас верю и уже знаю, что сможешь ты все вспомнить. И тогда мы уже вместе справимся и возродим твою Любовь. И ты снова почувствуешь себя любящей, но теперь еще и любимой Женщиной.

Не со мной и не с ними, в общем, ни с кем.
Ни в горе, ни в радости, то есть ни с чем.
Ни там и не здесь – это нигде,
В общем и в частности в пустоте.

Долго мы жили вместе,
Но были врозь.
Тридцать лет супружеской жизни –
Изнурительный кросс.

Продвигаюсь, здоровею, расту,
Любое дело мне теперь по плечу
И прекрасную свою женщину
Я все чаще и чаще хочу.

Ты меня соблазнила уже давно.
Не нужны теперь дешевые ухищрения.
Ни туфли на высоком каблуке,
Ни с тайным умыслом угощения.

На продавленном диване,
Как будто бы на своем.
И не важно в доме мы или в палатке.
Главное, что вдвоем.

Это уже не страсть, а чувство,
Не ремесло давно, но искусство.
Искусства познавать, созидать, творить.
Жить в Любви и здоровье...и не тужить.

Комментарии

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
0
Гость аватар

Надо было прожить 30 лет, чтоб понять как надо жить, очень странные убеждения заблудившего человека в лабиринте жизни, но радует то ,что человек понял через любовь ,что все было ненапрасно, это очень радует.Kiss


0
Галина Д. аватар

Люблю стихи... А тут...


0
Галина Д. аватар

Стиль вожвышенный, а суть не очень...


0
Гость аватар

Долго ходил. 30 лет большой срок. Я не уверена, что в женщине вновь могут вспыхнуть чувства к человеку, который игнрировал ее любовь, можно сказать, всю жизнь. Стиль написанного нравится, а вот содержание...


0
Гость аватар

Да... Вот такая она - жизнь. Бессмысленная и беспощадная. Тратим мы ее на такую чепуху, куда-то бежим, торопимся, стремимся догнать, но все равно опаздываем. и когда, наконец, останавливаемся, задумываемся, то понимаем, что поезд уже ушел. Хочется надеяться, что еще не поздно, и что герой наш сможет все-таки исполнить свои мечты...


0
Гость аватар

читая это...мн вспомнилась притча о благодарности....
"Очень немногие женщины овладели основами дзэн. Ренгетсу — одна из них. Она совершала паломничество и пришла в деревню на закате. Ренгетсу просила приюта на ночь. Но жители деревни захлопнули двери перед ней. Они, должно быть, были ортодоксальными буддистами и не могли оставить у себя женщину дзэн, они выгнали её из деревни. Ночь была холодна, и женщина осталась голодная и без приюта. Вишня в поле дала ей приют. Ночью было по-настоящему холодно, и она всё не могла заснуть... И это было опасно — дикие звери... В полночь она проснулась, дрожащая от холода, и увидела: в весеннем ночном небе распустившиеся цветы вишни улыбаются туманной луне. Переполненная, побеждённая красотой, она встала и сделала реверанс в сторону деревни: «Благодаря им я осталась без ночлега, но нашла саму себя ночью под цветущей вишней и туманной луной!» С большой искренностью она благодарила этих людей, которые отказали ей в ночлеге; ведь иначе она спала бы под обычной крышей и пропустила бы эти цветы вишни, этот шёпот цветов и луны, и это молчание ночи, такое полное молчание ночи. Она не сердилась, она приняла это, не только приняла, она приветствовала это. Она чувствовала себя благодарной.
Жизнь великолепна, и каждый момент она приходит с тысячей и одним подарком для вас. Но вы так заняты, так поглощены мыслями с вашим желающим умом, вы так полны вашими мыслями, что вы отвергаете все эти подарки. Бог приходит постоянно; а вы продолжаете отказываться.
Человек становится Буддой в момент, когда он принимает всё, что приносит жизнь, с благодарностью."